Информационный портал «Петр I»

Дмитрий Потапенко: В России нет экономики, есть газ и нефть…

Потапенко

Интернет взорван, Ютуб кипит. На арену вышел Дмитрий Потапенко. А точнее, сидя в удобном кресле, в модном костюме, врезал «правду матку» о наболевшем. И врезал не кому-нибудь, а представителю Кремля. Портал Петр I решил не выяснять у эпатажного бизнесмена сведения, которыми и так завалена вся глобальная сеть, а просто поговорить «по душам».

 

Потапенко начало
Тут все как у всех, почти. Учась в институте (поступил в 1987 – ред.), коренной москвич, тогда еще просто Дима, работал на 4 работах, а именно:
– в казино, где прошел славный путь от крупье до управляющего казино;
– занимался недвижимостью (принимал участие в первой волне расселения московских квартир);
– телохранителем в одном московском банке; и…
– в морге, помощником паталоганатома.

А дальше было знакомство с будущими партнерами и начало бизнеса по торговле бытовой техникой. «В те годы, разделения на бытовую, компьютерную, офисную технику просто не существовало. Мы везли и продавали, все, что «везлось» и продавалось, от калькуляторов до холодильников», – вспоминает бизнесмен. «Кстати, соседний с нами ларек на Луже (рынок в Лужниках- ред.) держал, тогда еще никому неизвестный, Женя Чичваркин. И, надо сказать, бойко торговал сотовыми телефонами и аксессуарами.
Со временем, ввозимой техники становилось все больше, встал вопрос об открытии новых точек и мы пришли к ритейлу. А, в принципе, любой бизнес это ритейл. Были бы торговые точки и площади, а чем торговать всегда найдется.

Выжили и хорошо
На наш вопрос: Когда было легче вести бизнес в 90-е, нулевые или сейчас, Дмитрий без колебаний ответил: «Всегда было сложно. Просто в 90-е все происходило быстро. Могли приехать отморозки и прострелить тебе голову, просто так. Могли взять мзду и все равно прострелить… Поэтому, мы старались находить бандитов «достаточно адекватных», насколько это возможно (потому что бандит, для меня все равно остается бандитом), и с ними вести дела. 1994-1998 годы, пожалуй самые тяжелые в этом плане.
После дефолта 1998 мы больше переключились на поставку комплектующих и ремонт техники.

– Дмитрий, во всех своих выступлениях Вы говорите, что за границей Вашему бизнесу живется гораздо комфортнее, чем в России. Что не так у нас то? И людей у нас много и деньги у них есть? Какая Вам разница, где торговать?
– У нас нет главного — власти. Есть бизнес при власти (у руля, если хотите). И этот бизнес «заточил» систему полностью под себя. И все остальные для него просто конкуренты, которых надо давить всеми доступными способами. Поэтому правила игры меняются по сто раз на дню, причем в сторону закручивания гаек.

– Вы имеете в виду нефтегазовый сектор?
– Совершенно верно. Россия большая бензоколонка для всего остального мира. Поставляйте дешевое сырье за рубеж, а дальше (у себя в России) хоть на ушах вешайтесь – миру все равно. И именно так был выстроен этот «бизнес при власти». Нефть качается, газ бежит по трубам… и точка, больше никого ничего не волнует.

– То есть, Вы хотите сказать, что в социально-экономической модели современной России хорошо и стабильно могут жить только люди, «обслуживающие трубу», и их семьи?
– Совершенно верно, остальные просто выживают, пока им это позволяют.

– Но как же тогда экономическая безопасность страны? Нам нужна своя легкая промышленность (одежда, обувь), химическая промышленность, станкостроение и так далее. Без этого государство не может считаться полноценным и самодостаточным?
– Я еще раз повторюсь. Роль России для остального мира – бензоколонка и большего от нас не требуют. Кремль с радостью принял такую модель и «нефть в обмен на продовольствие, одежду, технику» сделал принципом российского бытия.

– В таком случае, Ваш прогноз на будущее. Ведь нефть и газ не вечны, хотя их запасы по-прежнему впечатляющие?
– Все просто, впереди у нас еще 5-10 лет роста цен на «все и вся» при одновременном падении собственного производства. Обнищание населения. Лет через 7 конфликт, или бы я даже сказал, война элит, дворцовый переворот, и новый виток российской истории. А что касается ресурсов, то у России их немерено. Можно еще и водой и воздухом, в конце концов, торговать…

– Дмитрий, ну такое можно сказать про любую страну мира. Везде есть и свои элиты, и противоборствующие кланы и интересы бизнеса, пересекающиеся с интересами государства…
– Правильно, но только в России всем плевать на интересы государства, есть лишь интересы, повторюсь «бизнеса у власти».

– Что же тогда делать простым людям? Выходить на улицы и бунтовать, требуя улучшения жизни и условий труда?
– Я вас умоляю! Никто, никуда не выйдет. Большинство населения просто не понимает, куда надо идти, и что надо требовать. Главное, народу вовремя «объяснить», что во всем виноват Обама и все будет тихо и спокойно. Ну, и показательно наказать пару ничего не значащих фигур, чтобы народ видел что «процесс идет». С точки зрения управления страной тоталитаризм менее затратен, чем демократия. Демократия это всегда геморрой, где надо договариваться с миллионом разнонаправленных векторов.
Чтобы что-то изменилось, для начала в России должен появиться такой класс, как «буржуа», потом произойти несколько, именно буржуазных, революций. По времени, это откат где-то лет на 200.

– Ну, тогда вы – успешные и опытные бизнесмены – «буржуа нашего времени» покажите пример. Объединитесь и начните менять ситуации к лучшему, так, как видится вам. В чем проблема?
– Невозможно. Нас просто нет. Нет, мы, конечно, есть, но как всяких врагов системы, чем меньше нас будет, тем будет лучше самой системе. Мы никто, ничто и имя наше «Никак».
С этой позиции с нами и ведут разговор, все, начиная от налогового инспектора и заканчивая министрами. Поэтому мы не бастуем вместе, а скорее, выживаем поодиночке.
Еще раз повторюсь – в России выстроена идеальная модель управления, базирующаяся на полном отсутствии конкуренции во власти.

– Возвращаясь к Вашему коньку — ритейлу, интересно следующее. Когда спрашиваешь производителей, отчего так растут цены, слышишь стандартный ответ: «Сети совсем оборзели и не хотят снижать плату за «входной билет» (плата за право торговать продукцией в сетевых магазинах – ред.). В некоторых случаях, удорожание товара, после «вхождения в сеть» составляет более 100 процентов.
– Абсолютная чушь. Утверждать такое могут только люди недалекие. Я скажу просто, можно произвести уникальный, востребованный товар, который сети возьмут и без «входного билета». А можно произвести очередной, триста первый сорт плохой колбасы или шоколада, которыми и так завалены все полки. Отсюда и получаются, как я их называю, аукционы среди производителей за право занять полку. Потому что полка у меня 1, а по некоторым группам бывает до 800! разновидностей одного и того же товара. Когда производители поймут, что они должны выпускать продукцию для удовлетворения СПРОСА, а не ради присутствия на всех полках во всех магазинах, тогда все у них получится.

Поделиться статьей:

 

Все материалы рубрики «Страна и Мир»: