Информационный портал «Питер One»

Художник Белов: «В блокаду мой карандаш приравняли к штыку»

Белов

27 января – очередная годовщина полного снятия блокады Ленинграда. Один из самых известных ныне здравствующих российских художников, член Союза художников Юрий Владимирович Белов в осажденном городе провел всю войну.

«Овощи не воровали!»
Когда началась война, мне было 12. На фронт ушли отец Владимир Иванович, хирург и брат Лев, который на 7 лет старше.
Мама Александра Петровна в блокаду сначала работала участковым врачом, потом возглавила санчасть. Я как-то нарисовал ее, пробирающуюся по сугробам на вызов к больному… Знаете, ее в те дни во многом спасло то, что до войны она была полная. Вот и хватило запасов…
У меня тяга к рисованию проявилась рано. Учился в художественной школе. В блокаду я рисовал нашу комнату в доме на площади Льва Толстого, из нее быстро пришлось выехать: ударной волной при бомбежке выставило все окна, по комнате бродила стужа… Еще, я рисовал … фрукты. По памяти, конечно. Просто так их хотелось, что снились. А вот некоторые овощи у нас были. Людям выделяли землю под огороды. Сажали картошку, кабачки, свеклу. Бывает, в огород попадал снаряд – это большое огорчение. Но вот чего не было, так это воровства овощей, вот ни одного не помню! Правда, сосед рассказывал про случай у булочной. Тогда ленинградцы делали себе сумки нагрудные из противогазов. И в них несли домой хлеб. Какой-то парень выхватил у женщины сумку. Так прохожие догнали его, несмотря на слабость, и чуть не убили.

«Салют смотрели, плача…»
Я в Ленинграде провел всю блокаду. С мамой. Как-то мы до того ослабли, что нас поместили в стационар. Кормили там обычно, не усиленно. Но топили! Своя котельная.
В 1943-м была Олимпиада детского творчества. Война войной, а культурная жизнь Ленинграда шла почти по расписанию. И вот двадцать моих работ получили высокую оценку и 1-премию с грамотой. Рисунки были направлены в Москву, где, к сожалению, со временем были утеряны. Я рисовал, что видел в блокаду. Замерзший трамвай, усталая мама, наше постоянное бомбоубежище… Мама была моей музой, как-то мы шли зимой по городу, декабрь, саночки везем из последних сил, она упала. И я подумал, что умерла. Не описать, что чувствовал, сердце схватило. Но мама встала… 27 января 1944-го мы с ней с крыши смотрели салют в честь освобождения города, плакали обнявшись…
В том же 43-м познакомился с замечательным художником Владимиром Александровичем Серовым, ему тогда был 31 год. Он меня опекал, наставничал. Занимался в его мастерской рисунком и живописью. Серов – мой учитель, оказал огромное влияние на творчество, я навещал его до самой смерти в 1968-м. За двадцать лет до этого он получил Сталинскую премию первой степени.
А я в блокаду хоть и подросток был, но не только для души рисовал, но и для общего дела. Работал при райкоме партии. Перерисовывал из газет «Правда» и «Ленинградская правда» карикатуры на фашистов, в том числе на Гитлера. Потом эти рисунки распространяли по Ленинграду. Наглядная агитация, так называлось. Это было важно, так мы показывали, что город не сдается и даже издевается-смеется над врагом. Так что мой карандаш приравняли к штыку, горжусь этим. Меня наградили медалью «За оборону Ленинграда». Конечно, самая дорогая и святая награда в жизни.

«Брат прошел ад»
Помню, уже после освобождения Ленинграда от фашистской блокады к нам на один день отпустили брата Льва. Втроем, с мамой, бродили по городу, свободному городу. Брат с лейтенантскими звездочками, молодой, но воин, прошедший ад. Через несколько месяцев он погибнет, освобождая Эстонию. 1 августа 1944-го. Я часто приезжаю на ту братскую могилу под Нарвой, где покоятся 30 тысяч наших солдат. И брат.
К теме войны и блокады я вернулся уже в зрелом возрасте в середине 1980-х. И занимаюсь ей до сих пор. 24 мои картины на данную тематику можно увидеть в Музее истории города и несколько — в музее Смольного. Также в последнее время мои «военные» выставки проходили помимо родного Ленинграда-Петербурга в Москве, Великом Новгороде, Пскове, Финляндии. У меня есть циклы «Блокада», «Женщина на войне». Буду работать над блокадными сюжетами, пока силы есть.
… Знаете, по моему мнению, блокаду вытянули женщины – наши бабушки, сестры, матери дарили редчайшее душевное тепло. Да и не доедали ради нас, детей. Было очень страшно в те годы, ощущение, что можешь умереть в любую минуту. Это не красные слова — более восьми тысяч снарядов попали в Ленинград и ленинградцев. Но наши родные женщины дарили веру, что все будут хорошо.

Справка
Белов Юрий Владимирович, 1929 г.р.
Член Санкт-Петербургского Союза художников.
Окончил Институт им. Репина.
Большое влияние на формирование молодого художника оказали, по признанию Юрия Белова, занятия у известного ленинградского живописца В. А. Серова.
С 1954 года Белов участвовал в городских, республиканских, всесоюзных и международных выставках, экспонируя свои работы вместе с произведениями ведущих мастеров изобразительного искусства Ленинграда.
Одной из главных тем творчества художника в 1960—1980 годы стал образ В. И. Ленина, история большевизма. Живописная манера, основанная на строгом объективизме.
Самые известные работы на военную тематику:
«Мать и сын», «Ленинградка. Врачебный подвиг», «Горе – остался один…», «Бомба упала рядом», «Дома ждали. Салют Победы».
Награжден медалью «За оборону Ленинграда».

Поделиться статьей:

Все материалы рубрики: