Информационный портал «Питер One»

Почему, журналистика, «четвертая власть», оказалась в … Ну, там?

Средства массовой информации в России давно перестали быть Fourth Estate – четвертой властью*. Наоборот, как показывают события в Госдуме с депутатом Леонидом Слуцким, власть в теории реальная, первая, законодательная, сильно путает журналистов с представителями другой древнейшей профессии. И СМИ во многом виноваты сами в такой постанове, о чем подробно расскажем.

 

Майоров и Путин
Буду двигаться от личного к общему. 7 декабря прошлого года умер многолетний главный редактор газеты «Вечерний Ленинград/Петербург» Валентин Викторович Майоров (1940-2017). Небольшой реквием, который в тему статьи. Считаю его своим учителем в профессии. Познакомились в 2003 году и с тех пор много-много беседовали. Небольшой диалог приведу того года, он несколько довлатовский:

Он: Куришь?

Я: Да.

Он: Кури-кури, пока молодой. Вот увидишь, насколько меньше радостей в жизни остается с возрастом.

Майоров был убежденным демократом в хорошем смысле этого слова, а не российском. Он был шестидесятником, с восторгом встретил перестройку и именно тогда стал главредом популярнейшей газеты Ленинграда. Когда в 1991 году был путч, именно он настоял, за своей подписью (!), чтобы газета вышла с белыми пятнами вместо материалов, которые забраковала советская цензура (ленинградский Горлит). Тогда же он стал депутатом Петросовета, который возглавлял Анатолий Собчак. Они дружили. Майоров рассказывал в те времена, когда Собчак стал уже одиозным, вот такое: «Толя очень уважал журналистский труд, говорил, что сам в детстве мечтал быть корреспондентом. Потому что журналист вскрывает язвы системы, какой бы она ни была – коммунистической, демократической, не важно. Журналист должен быть честным – и обидно, что сейчас это звучит уже смешно. Когда я ставил белые пятна вместо материалов, забракованных Горлитом, прекрасно понимал: побеждает ГКЧП, и я лечу со своей должности. В лучшем случае. Раньше еще бы и посадили. Но понимаешь, старик, хорошо, когда у тебя совесть спокойна – главное счастье в жизни на самом-то деле. А прессу по «смольной линии» в начале 90-х курировал вице-мэр Володя Путин. Немало с ним беседовали. Обычно он сам приезжал и говорил в духе: «Опять, Викторыч, шефа критикуешь в газете. Пойми, сложно сейчас, надо поддержать бы». Я ему: «Володя, я ж не Невзоров какой – просто так мочить никогда не буду, все по факту». И Путин соглашался. Во всяком случае, так говорил. Кто ж знал, что потом со СМИ получится, уже с начала нулевых».

Газеты и независимость
А что со СМИ получилось? Из журналистики ушло самое главное, ключевое, посконное и органическое – независимость. Ее подмяли под себя – власть, бизнес. Сделали инструментом. С телевидением работали жестче – один разгон совершенно чудесного в профессиональном плане НТВ чего стоит. С газетами – проще: они сейчас не имеют большого влияния на массы, а потому внимание было приковано только к крупнейшим. Зарисовка на тему. Главный редактор самой тиражной в России газеты рассказывал мне: «Когда шли выступления оппозиции после скандальных выборов в Госдуму в 2011 году, мы на первой полосе выпустили фото огромной толпы протестно митингующих. О, что началось после. Звонили из администрации президента и говорили: «Ты зачем … Совсем… Мы тебя … полностью. Еще такое раз и … вглухую». Тогда обошлось. Но сейчас владельцы этой газеты срочно покидают родину. Газета, а с ней и весь издательский холдинг перешли к структурам, близким к правительству Москвы. Будут писать как надо. И уже начали.

 

Лобок и промежность
Но почему СМИ во многом сами виноваты в сложившейся ситуации, как было заявлено в начале? Потому что действительно продавались и продаются. Не все, но большинство. К примеру, недавно были президентские выборы. И кандидаты, точнее, их штабы, активно башляли не только за статьи о том, какой хороший их протеже, но и о том, какой гадкий человек товарищ Грудинин. Расценки в этом бизнесе известные. И относительно немалые. Но политики, зная об этом, относятся к журналистам соответствующе: в лучшем случае, как к обслуживающему персоналу. Ну а депутат Госдумы Леонид Слуцкий пошел дальше. Если харассмент Дональда Трампа получил для общественности милое определение – «хватал за промежность», то из-за Слуцкого появилось новое, отечественное, более физиологическое – «проводил по лобку». Вот так сейчас пошлая эротика и журнализм синонимировались. Беда для профессии, сложной и достойной.

 

Продажная «чего изволите»
«Служить бы рад – прислуживаться тошно». Выражение Чацкого из «Горя от ума» уже не про текущую журналистику, к счастью, хоть за редкими, но исключениями в виде хотя бы нашего журнала. Журналистика сейчас продажная, как сказал как-то Рамзан Кадыров. Но он не совсем прав. Журналистика очень-очень продажная. Кто больше даст, про того и пишут. «Чего изволите?» – такой в принципе термин, приукрашенный модными словами с элементами «прайса», является основным побудительным мотивом современной российской журналистики. Сейчас многие говорят, что вот, мол, в 90-е было иначе. Свобода слова и вся хурма. Бред. Тогда просто журналистика не была монополизирована властью. Зато крутым, нажористым,подванивающим бизнесом. Как бы бизнесом. ОРТ – Березовского против НТВ Гусинского – замечательно? Только в смысле посмотреть как пауки в банке елозятся. Иных уж нет, а те, как говорится, далече. Три часа лета, точнее.

 

Домогательства и «как у них»
Наконец, о харассменте. Люди с деньгами, а во власти ныне других не бывает, воспринимают журналистов и особенно журналисток как обслуживающий персонал. Думают, что они горничные. Убраться-прибраться. Тут два вида объяснений: во-первых, в той же Госдуме полно людей с «малиновопиджаковской» психологией. Этот тот еще типаж, и он оказался не до конца отстрелян. Популяция выжила и мимикрировала, термин ведь тоже из зоологии. Во-вторых, действительно независимых СМИ в России все меньше и меньше. Читаю западные издания – есть непрофессиональные материалы, особенно о нас с вами, дорогие россияне, ну, потому что в теме не разбираются, но всегда понятно, что даже ангажированность в этих статьях не платная. И завидно, что «ихние» СМИ ни под кого не ложатся, потому что самоокупаемые и востребованные.

 

Невзоров гвоздит
И как не спросить о взаимоотношениях прессы и власти у публициста Александра Невзорова, большого друга нашей редакции. Тем более, его упомянул уже Валентин Майоров. Он, в смысле, Невзоров, кстати, был и журналистом, и депутатом Госдумы. Александр Глебович даже удивился теме обсуждения: «Знаете, я вот гвоздь вобью в отечественную журналистику. Она давно уже просто не имеет права называться журнализмом. Это конкретнейшая пропаганда. Насколько хорошая? Хорошая. Но подчеркиваю: не журнализм это. Вот вы кого считаете лучшим отечественным журналистом? Меня? Согласен, спорить не буду. Но выделил бы всю старую команду НТВ – это было сочно, вкусно, что ребята делали. По моим ли лекалам? Что-то да. Журналистику должно отличать главное – хулиганство, трэш, как сейчас говорят. Без этого продукт не просоленный».

Да, мастеров просолки все меньше у нас. У нас в нашей профессии. Настоящих буйных мало. Вот и нету вожаков.

Все материалы рубрики:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.