Информационный портал «Питер One»

Тайвань – удивительный остров

Тайвань (официальное название – Китайская Республика) – страна далекая и русским мало знакомая. Турфирмы не предлагают туда путевок, с нашей страной у островного государства нет прямого авиасообщения, а единственное учреждение, выдающее тайваньские визы – Тайбэйско-московская координационная комиссия по экономическому и культурному сотрудничеству. Так что за визой только в Москву или в фирмы-посредники обращаться. Но даже для европейцев или американцев добираться туда непросто чисто географически. Однако при желании все эти сложности обходятся, и для любителей путешествий не являются большой проблемой.

Для меня поездка на Тайвань (конкретно в его столицу – Тайбэй) стала настоящим приключением. Я ехал один, хотя там меня ждали местные друзья, которые очень помогали ориентироваться в местном пространстве – как физическом, так и ментальном. Особого культурного шока или потрясения я не почувствовал. То ли потому что друзья делали жизнь более комфортной, то ли из-за того, что я уже видел Японию и Китай. А может потому, что Тайвань в принципе очень комфортное для иностранцев место. Большинство людей хоть как-то говорит по-английски, все указатели на улице и в метро дублируются на английском. На Тайване вообще английский считается важным. Детей еще в школах просят выбрать себе латинское имя, которое потом, как правило, прикрепляется к человеку на всю жизнь. И иностранцам они обычно представляются именно этим именем. Если ребенок хочет поступить в хороший университет, а большинство родителей хотят, чтобы дети учились в университете, он должен хорошо учить английский независимо от того, на кого он хочет пойти учиться. В принципе, ребенок должен хорошо учить и все остальные предметы, так что нагрузка у тайваньских детей в старших классах очень большая, почти все занимается на дополнительных занятиях или с репетиторами. Но это распространенное в Азии явление – конкуренция высокая.

Первое впечатление от Тайваня – это китайская Япония. Островное государство, вежливые люди, высокий уровень жизни, похожая архитектура. Но не все тайваньцы соглашались – например, говорили, что в сравнении с Японией японцы – более вежливые, а тайваньцы – более расслабленные. Это справедливо. Позже я подумал, что это все-таки больше Китай, но какой-то другой. Вообще, проведение аналогий – дело неточное и неблагодарное. Человек часто делает выводы, исходя из собственного опыта, пытается раскадровывать местный ландшафт, накладывая на него знакомые системы координат. Для поверхностного знакомства этого достаточно, но для понимания культуры нужно быть готовым постоянно сверять и уточнять координаты. Я старался не выключаться из этого ориентирования.
У меня было некоторое представление о Тайване до того, как я туда поехал. Мне вообще трудно представить, что можно поехать в какую-то страну, не изучив хотя бы чуть-чуть ее историю и культуру, не прочитав ее литературу или не посмотрев ее кино. Некоторые свои культурно-исторические знания о стране считаю правильным изложить и в данной статье, поскольку с ними, возможно, будут понятнее метафизические ритмы Тайваня, которые мне удалось почувствовать. А может быть и не будут – претендовать на истину я, конечно, не могу и не буду.

Некоторые развитые государства возникают и воскресают из пепла, проходя через страшнейшие испытания. Германия и Япония, уничтоженные Второй мировой, стали одними из ведущих экономик мира. Тайвань – один из азиатских драконов – так же вырос из сражений и потрясений. Можно вновь предложить аналогию, теперь только с русской историей. В 1949 году в Китае закончилась Гражданская война. Местные республиканцы-меньшевики воевали с местными большевиками и проиграли. Русские белогвардейцы отступили в Крым, но те, кого не утопили в баржах, были вынуждены его покинуть под натиском наступающей РККА, навсегда растворившись где-то в Европе или обеих Америках. Китайские белогвардейцы и все правительство Китайской Республики во главе с лидером Чан Кайши отступили на свой остров, но смогли там остаться и основать одно из самых развитых государств.
Из-за этого, как известно, вытекают до сих пор весьма сложные отношения между Тайванем и континентальным Китаем. Штука в том, что представители старейшей в стране партии Гоминьдан, так же как и правительство Китая, выступает за единый Китай, только под своим руководством. Так что Китай тайваньцы не ненавидят, а в определенном смысле считают своей территорией, хотя сторонников политического объединения на острове очень мало. На бытовом уровне можно услышать разные мнения на этот счет. Одни считают Китай опасным соседом, вот-вот готовым выдвинуть НОАК под крики «Тайвань наш!» и вредящим местной экономике. Другие считают это преувеличением, помнят о едином языке и культуре, выступают за политическое сближение государств, более или менее охотно едут работать в Китай, поскольку зарплаты в крупных городах там могут быть выше, чем на Тайване. В столице Тайбэе, например, средняя зарплата 900 долларов США. В принципе, в докризисные времена, это соответствовало средней зарплате по России, а в Москве так и побольше выходило. Тайваньский доллар был эквивалентен рублю – буквально 1 к 1. Но теперь 1 тайваньский доллар = 2 рубля. Так что для нас буквально все стало дороже в два раза. При этом жилье на Тайване очень дорогое, особенно в Тайбэе. В рублях средний семейный дом в столице может стоить примерно 60 миллионов. Такая высокая стоимость объясняется большим количеством людей и ограниченной территорией, а также большим количество инвесторов со всего мира, желающих вложиться в недвижимость на Тайване. Разумеется, не все на острове могут позволить себе купить такой дом, поэтому часто люди в столице снимают жилье. В одном из домов я, кстати, побывал – меня пригласила подруга. Это район Санься в Новом Тайбэе (вроде пригорода, но де-факто – другой город), где есть популярная торговая улица с домами, выполненными в японском колониальном стиле, а также знаменитый храм Цуши.

В политическом спектре Тайваня есть две главных партии – Гоминьдан и Демократическая прогрессивная партия (ДПП). Первая более старая и является наследницей Чан Кайши. При нем эта партия была де-факто единственной на Тайване и держала страну в жестком кулаке. Старшее поколение еще помнит, как перед началом занятий в школах нужно было обязательно петь государственный гимн, во всех учебных заведениях стояли статуи Чан Кайши, а за критику действующей власти могли последовать жесткие санкции. В стране до 1987 года действовало военное положение, а коренные тайваньцы (аборигены и ханьцы, оказавшиеся тут еще при династии Цин) не имели таких прав, которыми обладали выходцы с материка, перебравшиеся вместе с Чан Кайши.

Но Тайвань не зря стал одним из азиатских драконов. От диктатуры он естественным путем пришел к демократии с политической конкуренцией и свободными выборами. Естественным значит, что на остров не потребовалось вводить какие-нибудь войска или устраивать революцию. По мере нарастания противоречий между коренными жителями и Гоминьданом, правящая партия пошла на политические уступки. Просто в какой-то момент это для всех стало выгоднее. Первые подвижки к либерализации проявились после смерти Чан Кайши в 1975 году и прихода к власти его сына Цзян Цзинго, который, кстати, учился в Москве и был женат на русской женщине (трудно представить, но до братания с Мао Советский Союз поддерживал Гоминьдан). Политические преобразования совпали с экономическими реформами, росло благосостояние Тайваня и число образованных жителей. Эти факторы также значительно способствовали демократическому транзиту. Закрепление разворота к демократии произошло в 1990 году с движением «Диких лилий». Это молодежное протестное движение, состоявшее преимущественно из студентов Национального университета Тайваня, и требовавшее прямых президентских и парламентских выборов. Новый президент Ли Дэнхуэй встретился с лидерами протеста и обещал выполнить их требования. И обещания сдержал: в 1992 году на острове прошли первые прямые выборы в парламент, а в 1996 – президентские.

Мне запомнилось, как на крыльце мемориала, посвященного отцу китайской нации Сунь Ятсену, десятки подростков под ритмичную музыку отрабатывали свои танцевальные навыки. Тайваньские друзья объяснили потом, что ребята из разных танцевальных школ регулярно приходят туда по выходным, чтобы потренироваться. Меня поразило, что люди могут свободно танцевать на мемориале национального лидера, и я подумал, какие чувства подобное могло бы вызвать у нас. Но почему-то возникло ощущение, что тайваньцы и отец нации действительно едины в своем свободном духе, а танцующие школьники просто живут по «трем принципам», придуманным тем же Сунь Ятсеном: гражданский национализм, демократия (народовластие) и благополучие населения. И вряд ли бы отец нации возражал против свободной танцующей молодежи.

Сегодня власти на Тайване можно ругать и критиковать (и, кажется, тайваньцы любят это дело), а парламент – место для дискуссий. Если поискать в интернете что-нибудь по запросу «драки в парламенте», то, кроме Жириновского, обязательно можно найти Тайвань с кулачными боями, летающими микрофонами и креслами. А вот в 2014 году там произошло интересное событие. Несколько тысяч студентов из так называемого «Движения подсолнухов» захватили тайваньский парламент, протестуя таким образом против слишком уступчивой политики по отношению к Китаю правящего на тот момент Гоминьдана. Молодые люди, подогреваемые оппозиционной ДПП, опасались за политическую и экономическую независимость Тайваня после подписания торгового соглашения, привлекающего китайских инвесторов в значительный спектр сферы услуг. Никто свергнут не был, но работа парламентариев была на время заблокирована. Ну, почти Майдан, только без кровопролития. Тайваньцы безусловно помнят свои корни, но в то же время обладают отличной от материкового Китая политической культурой и это заметно. Для них демократические права и свободы обладают большой ценностью, и они готовы постоянно их отстаивать путем ненасильственных протестов. Даже площадь, где располагается Мемориал Чан Кайши, изначально носившая его имя, теперь называется «Площадь Свободы».

Тайваньцы любят Тайвань и чтут китайские традиции, но при этом здесь отсутствует свойственная китайцам или русским некая имперская картина мира и сакрализация власти. Ведь Китай – Поднебесная империя с сильной властью, возникшая органическим путем, а властители (император или председатель – не важно) наделяются сакральным значением. Китайцы едины со своим государством. Власть же на Тайване осуществляется исключительно по контракту между властителями и народом. Материи вроде империи или национального лидера тайваньцев не заботят, равно как и мегапроекты в ущерб населению. Страной правит избираемый президент, чьи рейтинги очень легко опускаются вниз вскоре после избрания без опасений за будущее страны. Никакого культа сильного лидера, ведущего нацию за собой, вместо этого – демократические права и свободы.
Нынешним президентом Тайваня является Цай Инвэнь – первая женщина на этом посту. Она – представитель конкурирующей с Гоминьданом ДПП. Ее партия стоит на более националистических позициях, выступает за полную независимость от Китая. Представители партии даже высказывались за переименование государства с Китайской Республики в Республику Тайвань. Однако сейчас жители острова президентом Цай разочарованы. Но многие ставят ей в заслугу легализацию однополых браков – Тайвань стал первым азиатским государством, где это разрешено на государственном уровне. И, кажется, народ воодушевлен этим решением. Я неоднократно видел в Тайбэе вывешенные в знак поддержки закона в разных местах радужные флаги – непременный символ ЛГБТ-сообщества.

Пожалуй, впервые я не строил никаких жестких маршрутов и ничего конкретно не планировал. Но в итоге увидел все, что хотел и даже больше. Огромное впечатление на Тайване производит его природа. Везде горы, зеленые деревья – они там не сбрасывают листья даже зимой. Еще одно природное чудо для жителя равнины – термальные источники, которые есть в пригороде Тайбэя. Видно как пар поднимается неизвестно откуда в воздух, а рядом растут зеленые растения – картинка словно из сказки. Я даже принял ванну с термальной водой в местечке Шин Бэйтоу на Севере Тайбэя. Вода реально горячая. На вкус – соленая и кислая одновременно. Ощущение словно после хорошей бани – понравилось очень.

И, конечно, стоило отъехать от города, чтобы увидеть с горы Тихий океан. В тот момент он правда был тихим и спокойным. Вглядываясь в него, можно представить, что видели перед собой, дойдя до края мира, русские казаки или эскадроны красноармейцев, как в песне закончивших свой поход на Тихом океане…

Место с горой, кстати, называется Джиуфен. Это небольшой городок на Севере Тайваня, где когда-то еще японцы добывали золото. Прииски давно закрыты, но осталось шахтерское оборудование: рельсы, вагонетки, какие-то гигантские машины. Одно время городок был заброшен, но призраком не стал – вместо этого он вдохновил Хайао Миядзаки на создание легендарного аниме-фильма «Унесенные призраками». Теперь сюда приезжают толпы японских туристов. А мы с друзьями здесь еще попили чаю – как полагается, по чайной церемонии. Местный чайный дом, который печатают на всех открытках из Тайваня, поражает красотой и красками, особенно в вечернее время.

Очень непривычно для меня, но за поездку я посетил только один музей – Национальный дворцовый (если не считать мемориальных комплексов Сунь Ятсена и Чан Кайши, которые, по сути, тоже являются музеями). Собственно, Дворцовый музей – главный в стране. Там представлены сокровища, рукописи и предметы быта древнего Китая – Гоминьдан не просто сбежал на Тайвань, но и успел кое-что прихватить с собой. Теперь китайские туристы с материка приезжают в этот музей, чтобы посмотреть на Китай, который мы потеряли свои сокровища. Один из самых известных экспонатов — «Нефритовая капуста» — статуэтка в форме китайской капусты с кузнечиком на ней. Насекомое я, честно говоря, не разглядел – настолько оно маленькое. Да и трудно надолго остановиться у витрины с капустой – нескончаемые толпы китайских туристов, дабы приобщиться к прекрасному, растопчут кого угодно.

Я уже писал, что иностранцу на Тайване будет комфортно. Помимо английского дубляжа в общественных местах и на транспорте и более или менее сносного знания английского местными жителями, везде есть доступный вай-фай. Хотя я и обзавелся местной симкой, в первый день это было очень полезно. Улицы в Тайбэе в основном прямые и достаточно широкие, хотя есть и очень узкие. Сетевые магазины 7 Eleven и Family Mart на каждом шагу. В них, кстати, можно и поесть как в кафе, и распечатать что-нибудь на принтере, и деньги на какой-нибудь счет положить. Правда, кредитная карта будет бесполезна даже в крупных супермаркетах. Я своей воспользовался раза три – или терминалы в принципе не предусмотрены, или принимают только карты местных банков. На Тайване везде предпочитают расплачиваться наличкой или с помощью электронного кошелька Easy Card вроде нашего «Подорожника», только с ее помощью можно оплатить, кажется, что угодно, а не только транспорт.
Сложилось впечатление, что люди в Тайбэе не сильно суетятся, ходят медленнее, чем в среднем в России, хотя это столица. С одной стороны они довольно дисциплинированы в плане закона, с другой – могут немного нарушать, если это не угрожает другим. Особенно нарушают ПДД скутеристы, которых в Тайбэе просто очень много. По каким правилам они ездят – я даже не понял: заезжают на тротуары, пешеходов не пропускают. Местные считают их сумасшедшими и недолюбливают, но лично мне они особых проблем не создавали.

В отличие от Китая местные на иностранцев смотрят не очень внимательно и уж точно не пялятся, не отрывая глаз. Здесь нет толп провинциалов, одетых и причесанных по моде 1980-х, а люди более равные в социальном отношении – как на глазок, так и по статистике. Еще Тайвань считается очень безопасным государством. Можно спокойно гулять по улицам в любое время суток. Никаких рамок и проверок на входах в метро. Можно оставить зонтик на входе перед магазином и потом его забрать с того же места. Полиции на улицах немного, а в интернете есть ролики, как тайваньские полицейские в участках едят лапшу за рабочим столом или гоняются за тараканами – скучная работа, в общем. Некоторые полицейские участки, кстати, построены еще японцами во времена, когда Тайвань был колонией Японии. Эти здания заметны – они напоминают европейские особняки XIX века и выполнены из кирпича в красно-белой цветовой гамме. В таком же стиле построен президентский дворец в Тайбэе – тоже японцы старались. Забавно, что внешне многие полицейские выглядят как вчерашние школьники – щуплые, в очках, расслабленные. Совсем не похожи на наших омоновцев. Я один раз увидел, как рядом остановилась полицейская машина, из нее выбежал мент, видимо, куда-то по своим делам. Рядом стоял мужчина, говорил по телефону и что-то уронил. Полицейский остановился, поднял это, отдал мужчине и побежал дальше. Вообще, отдать что-то, принадлежащее законному владельцу, – неписанное правило тайваньцев. В одном из ресторанчиков я забыл… влажные салфетки. Так хозяйка меня догнала метров через 30, чтобы их отдать. Мелочь, но приятно ведь.

Всех иностранцев на Тайване обычно поражает чистота улиц и транспорта. Возможно, в Японии чище, но разница не бросается в глаза. Метро выглядит новым, везде блестит плитка, а в поездах буквально глянцевые полы, в которых видишь свой отражающийся силуэт. Сами поезда импортные – немецкие Siemens и японские Kawasaki. Метро неглубокое, но при входах на станции я заметил довольно массивные гермодвери. Не думаю, что это от ядерного удара как у нас, скорее всего – для защиты от последствий тайфунов, которые на Тайване также встречаются. На одной из станций я увидел линию на стене, которая отметила уровень воды в данном месте после стихийного бедствия в 2000 году. Довольно высоко. Еще в Тайбэе везде на улицах растут деревья, но при этом очень мало открытого грунта. Это также влияет на чистоту, поскольку не приходится носить на обуви килограммы песка и глины. На чистоту влияет и то, что в метро нельзя есть и пить вообще ничего. Приятно и то, что на каждой станции есть туалет, и даже материнская комната для кормления ребенка.

Чтобы почувствовать дух техногенной цивилизации я отправился на небоскреб Taipei-101 – уже далеко не самый высокий в мире, но один из. Сверху открывается вид на весь город и горы вокруг Тайбэя. Внутри можно посмотреть и на гигантский демпфер – шар, весом 660 тонн, установленный в небоскребе для гашения колебаний от тайфунов и землетрясений. А на обзорную площадку довозит, как пишут, самый быстрый в мире лифт – его скорость 60 км/ч. Дополнить технические впечатления можно и на рынке «Гуанхуа» – это крупная точка продажи всевозможных гаджетов и электроники, в производстве которой Тайвань сильно преуспел еще до того, как эту нишу занял Китай.

Отдельный аттракцион – тайваньская еда. Ее на острове так много и она такая разная и вкусная, что русскому можно и потеряться. Какого-то главного блюда там нет. Можно сказать, что главные компоненты – лапша и рис, но этим, конечно, кухня не исчерпывается. В многочисленных ресторанчиках или лотках уличной кухни можно и нужно попробовать разную еду. Из того, что отведал я: вонючий тофу, «столетнее» яйцо, как-то по-особенному пожаренная курица, лапша с говядиной, различного вида и вкуса пельмени, листья сладкого картофеля, омлет с устрицами. Тофу и правда очень воняет, ни с чем не перепутаешь, но на вкус вполне себе ничего. «Столетнее яйцо» – закуска довольно специфическая. Куриное или утиное яйцо несколько месяцев выдерживают в некой смеси без доступа воздуха, в результате чего оно приобретает черный цвет и необычный вкус. Не все тайваньцы его любят, тем удивительнее для друзей было наблюдать, как легко я его съел. Из напитков очень популярен Bubble milk tea – чай с молоком и какими-то сладкими шариками на дне. Тайваньцы почти всегда выстаивают очередь, чтобы купить этот напиток.

Вообще, они, как и китайцы, очень консервативны насчет еды, а свою кухню считают лучшей в мире. На Тайване многие предпочитают обедать и ужинать вне дома – всевозможные едальни как правило всегда в шаговой доступности. К тому же это не так дорого – на 300-400 рублей можно вволю наесться. Если нет времени посидеть, можно поесть на ходу, купив что-нибудь на «ночном рынке» – это территория с множеством небольших лавочек, где продают одежду и еду. Название «ночной» условно. Подобные рынки работают с 5-6 вечера до полуночи или часу ночи. Логичнее было бы называть его «вечерний» рынок, но, видимо, «ночной» звучит лучше.
В общем, Тайвань – очень красивая и незабываемая страна. Это место, в которое точно хочется вернуться после отъезда. Не хочется делать какое-то заключение. Заключить – значит ограничить.

Все материалы рубрики: